Базовые причины бытовой проституции и многого другого. Часть 1.

Как известно любому адекватному мужчине, особенно с жизненным опытом, подавляющее большинство женщин, хотя, конечно, есть и исключения, представляют из себя бытовых проституток. Если спросить мужчину, даже не обязательно знакомого с Мужским Движением, а хотя-бы просто умеющего независимо аналитически мыслить и более-менее не пораженного баборабством — что именно представляет из себя бытовая проституция, как явление? — ответы будут примерно следующие:

— Потребительское отношение к мужчинам,
— Видение роли мужчины в браке или в отношениях как личного раба-спонсора,
— Жена — та-же проститутка, только очень дорогая!,
— Оценка жизни и поступков мужчины с точки зрения шаблона пока мужчина приносит пользу и выгоду женщине — он хороший — настоящий, в противном случае — плохой — ненастоящий,
— Торговля женщины сексом в браке или отношениях по принципу: ты мне — деньги, товары или услуги, я тебе — секс,
— Твёрдое убеждение в том, что мужчина, только по факту своей половой принадлежности, пожизненно обязан находиться в подчинении у женщины и неустанно выражать это подчинение, в том числе — в денежно-товарном или каком-либо другом полезном и выгодном женщине эквиваленте.

И все эти ответы будут совершенно правильными. Если, далее, спросить нашего гипотетического думающего мужчину — что же, какие психологические установки, в свою очередь, являются базой для всего вышеперечисленного? — скорее всего, он ответит — в основе бытовой проституции лежит глубокое, системное, фундаментальное неуважение женщин к мужчинам, заботливо привитое и культивируемое матриархально-феминизированным обществом через искусство, культуру, СМИ, традиции, и, что самое страшное — законы, правовое поле, в особенности — его часть, касающуюся внутри- и после-семейных отношений — разводов, распилов имущества, бесправия отцов, умыкания у них детей, алиментного беспредела и неписанной, но крайне эффективной судебной правоприменительной практики.
А вот если спросить нашего подуставшего гипотетического комрада — а что, в свою очередь, лежит в основе этого глобального неуважения женщин к мужчинам? — тут, он, скорее всего, начнет повторяться, либо просто не сможет дать вразумительный ответ. Вот об ответе на этот вопрос и поговорим. Заодно поговорим и о многих других достаточно негативных и уродливых явлениях, произрастающих на той-же почве, что и бытовая проституция. Как говорится — Чтобы бороться с плесенью, надо ликвидировать сырость!.

Откуда у вопроса ноги растут?

Что же именно в данном случае является сыростью и какие еще виды плесени на ней произрастают? Чтобы ответить на этот вопрос посмотрим без розовых очков на историю человечества, как на современную, так и на уходящую в глубокую мглу минувших веков, тысячелетий и геологических эпох. Картина достаточно нелицеприятная — с самого начала своего появления, как и задолго до такового, одни группы людей (племена, кланы, этносы, группировки, народы, страны) активно и эффективно воевали друг с другом и уничтожали друг друга, что и продолжают успешно делать по сей день, и, в чем у меня лично нет ни малейших сомнений, будут это делать и в будущем, как обозримом, так и отдаленном. Официальные поводы для всех этих истреблений можно назвать в исторической перспективе самые разнообразнейшие — ресурсы, территория, политика, религия, национальный антагонизм, превентивная защита нападением и тд. — но базовая основа войн и конфликтов всех времен и народов предельно проста, логична и биологична — это захват новых ресурсов, в том числе, территорий — чистая экономика.

Тем же самым — уничтожением конкурирующих особей или группировок внутри собственного вида, или конкурирующих видов, на предмет завладения какими-либо ресурсами — занималось и занимается бесчисленное множество видов животных (да и растений) чуть ли не с самого начала возникновения жизни на Земле. Это понятно — закон природы, естественный отбор. Чуть менее понятно следующее — если, к примеру, волки, львы или обезьяны, по ситуации, убивают более слабых соседей или гостей своего вида, движимые исключительно инстинктивным поведением и не заморачиваясь никакими моральными нормами, угрызениями совести и прочей гуманистической фигней — то как эту проблему решают человеки разумные, у которых эти самые моральные нормы всё же есть, хотя бы на уровне отношений внутри того-же племени, клана или этноса, которые, без внутренних моральных норм, собственно, и отличающих человека от животного, по быстрому бы перемочили друг друга, а выжившие превратились бы обратно в, собственно, обезьян? Другими словами — если внутри своего социума человеку запрещено — и он, более или менее, осознает и подтверждает обоснованность и необходимость этого запрета — убивать, воровать, избивать, грабить, насиловать, жрать других людей — не возникнет ли у него внутреннего конфликта (когнитивного диссонанса), если ему разрешить или приказать делать все это с другими людьми вне своего социума? Как выпустить наружу первобытные животные инстинкты, одновременно сохранив хрупкий налет воспитания и моральных норм?

Человек, как вид, существо крайне изобретательное, и всегда находит выход из любых сложных ситуаций. Если уж эти самые моральные нормы были, на определенном этапе эволюции, изобретены, и успешно доказали свою пользу для прогресса, то нашелся способ и отключать их действие в нужное время и в нужном месте, а затем снова включать. Способ этот заключается в том, что определенные группы населения объявляются системно, врожденно хуже, неполноценнее, чем другие группы населения, что дает право последним уничтожать их и делать с ними вообще все, что угодно, не нарушая собственных внутренних моральных норм. То есть — мы с тобой, внутри нашего племени, страны, религии, языка, территории и т.д/т.п. — полноценные люди, а вон те, отличные от нас — они другие, чужие, вообще недочеловеки, нЕлюди, мусор, вредные животные — их не только можно и нужно, а даже необходимо использовать, порабощать или уничтожать, потому что внутричеловеческие моральные нормы в отношении мусора или животных не могут и не должны применяться.

Как правило, когда речь заходит о мотивации межполового поведения мужчин и женщин, особенно женщин, не возникает необходимости говорить о чем-либо, кроме очень древних, очень базовых инстинктивных программ — прошивок. Но в данном случае, когда речь идет о концепции неполноценности и превосходства разных групп людей, нужно вспомнить и о таком факторе формирования моделей поведения, как воспитание. Как совершенно справедливо считает профессор С.В.Савельев, человек — животное с настолько сложным и вариабельным социальным поведением, что полностью закодировать его в чисто инстинктивные программы невозможно, вследствие чего для человека играют громадную роль социальные инстинкты, формирующиеся именно под влиянием воспитания, обычно в очень раннем возрасте, до 5-7 лет, и в более позднем возрасте у большинства людей уже не меняющиеся.

Эта самая концепция неполноценности и превосходства в более или менее явных формах была (и видимо, будет) всегда, у всех времен и народов. Поводов для оправдания данной гипотезы изобретено величайшее множество — разница между группами людей в цвете кожи, языке, религии, традициях, обычаях, политических взглядах, социальном строе, уровне технического прогресса — список можно продолжать бесконечно — и, наконец, что особенно важно в контексте данной статьи — даже в половой принадлежности. На практике, для того, чтобы успешно натравить одну группу населения на другую (или друг на друга) достаточно внушить контингенту одной (каждой) из групп, что представители другой группы — недочеловеки, и найти повод для, якобы, обоснования — почему именно недочеловеки. Сильно заморачиваться здесь не приходится, поскольку данная концепция (социальный инстинкт) является отмычкой, выпускающей внутри человеческой психики наружу джинна животных инстинктивных эгоизма и агрессии — джинна, и без того запертого моральными нормами не у всех и очень не крепко.

Вот эта наибредовейшая концепция, или гипотеза, о превосходстве и неполноценности разных людей или групп людей в отношении друг друга и служит тем фундаментом, или сыростью, из которых и произрастают такие мерзопакостные явления, как нацизм, национализм, шовинизм, фашизм, религиозный фанатизм, феминизм, все формы массового насилия, порабощения и дискриминации, все поводы для войн, оккупаций и массовых истреблений людей, все злоупотребления и преступления властей над гражданами, и, не в последнюю очередь — бытовая проституция.

Наиболее ярким и свежим из бесчисленных исторических примеров легкости и последствий массового воздействия на умы людей концепции неполноценности является фашизм. Как известно, после того, как товарищ Гитлер объявил немцев сверхрасой сверхлюдей, а прочие народы — недочеловеками, с достаточно культурной и цивилизованной нации мгновенно слетел налет человечности и целый народ в едином (правда, не совсем, было и много вменяемых немцев) порыве, отправился мочить своих недавно дружественных и уважаемых соседей и сограждан.

И для чего я все это накатал?

Для того, чтобы читателям, которых по умолчанию полагаю прозревшими или прозревающими, когда они сталкиваются с проявлениями в поведении женщин элементов бытовой проституции, да и массой других бегло упомянутых выше аномалий человеческого поведения, подробный разбор которых выходит за рамки данной статьи, было понятно — насколько глубоко укоренено в головах женщин, масштабно и фундаментально это явление, и что именно оно из себя представляет — это действие мощнейшего социального инстинкта, или, как говорят психологи — базовая установка — штука системная, намертво сидящая и в сознании, и в подсознании, практически не поддающаяся коррекции.
Насколько эта самая концепция, или базовая установка о врожденном превосходстве женщин над врожденно неполноценными мужчинами лечится или корректируется, поговорим ниже.

Продолжение здесь . Спасибо за внимание. С уважением. Михаил.