Спекуляции с убийством

Я хотел бы представить два гипотетических сценария и получить реакцию людей на них.

Если мужчина (назовём его Том) садится в машину после восьми выпитых рюмок крепкого ликёра, и это оборачивается тем, что он сворачивает на чужую полосу и врезается во встречную машину, которая следовала всем скоростным ограничениям и правилам на дороге. Тогда виновен ли Том в том, что случилось с пассажиром или пассажирами того автомобиля? Конечно же да. Но почему? Потому что он по собственной воле начал вести машину, зная, что алкоголь в его организме сказывался на его способности управлять транспортным средством.

Опять же, рассуждая гипотетически, предположим, что водителем машины, в которую врезался Том, была женщина. Положим, что она беременна, и также предположим, что она хочет вынашивать своего ребёнка. Положим, что оба, женщина и ребёнок, которого она вынашивала, лишились жизней в результате происшествия. Должно ли в этом случае Тому быть предъявлено обвинение в убийстве или, по крайне мере, убийстве по неосторожности матери и ребёнка в утробе? Да. Конечно же, ответ да. Но почему? Спроси себя: «Почему Том виновен?» Причина в том, что Том решил вести автомобиль в состоянии опьянения, зная, что это существенно увеличит шансы попасть в серьёзное происшествие. Даже несмотря на то, что происшествие с Томом было случайным, его халатность и пренебрежение безопасностью окружающих является причиной, по которой ему можно предъявлять обвинения.

Вернёмся к нашей «доске». Давайте всё «сотрём» и вернёмся обратно к той ночи. Давайте предположим, что Том не напивался и беременная женщина добралась до дома живой и невредимой. Однако на следующий день она решает сделать аборт. Что с ней случается? В чём она обвиняется? Ни в чём. Абсолютно ни в чём.

Вопрос, который я хочу поставить, следующий: «Почему мы живём в обществе, где человек, который по случайной халатности является причиной смерти нерождённого ребёнка, обвиняется в убийстве или убийстве по неосторожности (и это справедливо, я хочу добавить), но женщина добровольно может сделать заранее спланированный аборт того же самого нерождённого ребёнка и при этом не получить вообще никакого наказания?» Оба сценария заканчиваются смертью нерождённого ребёнка. Единственное отличие в том, что в первом сценарии преступник не имел никаких намерений причинять смерть, во втором же сценарии преступник принимает расчётливое, целенаправленное решение причинить смерть. Ещё один отличный пример варварского феминистского лицемерия, если хочешь знать моё мнение.

Это должно опровергнуть представление о том, что мир был бы менее жестоким местом, если бы феминистические матриархи управляли им. Напротив, женщины бы просто убедили себя, что насилие, которое они совершают, насилием вовсе и не является.

Позволь мне ещё раз заявить, что рассуждения гипотетические и я никоим образом не пытаюсь защищать пьяных водителей. Я всего лишь указываю на тот факт, что два сценария, которые оба заканчиваются смертью, расцениваются совсем по-разному в этом обществе за аборты, в котором мы живём. Я указываю на то, что убийство оправдывают ежедневно под именем так называемых репродуктивных прав.

Сейчас давайте перейдём к следующему сценарию. Это, кстати, произошло на самом деле. Мы все помним Скотта Питерсона. Это подонок, который убил свою жену, Лейси Питерсон, когда она находилась на девятом месяце беременности. Отвратительное и ужасное преступление. Суд присяжных заседателей признал его виновным в убийстве первой степени его жены — Лейси, и убийстве второй степени его нерождённого сына – Конора Питерсона. Он приговорён к смерти и в данный момент ожидает казни в камере смертников.

Ещё раз мне хотелось бы спросить: «Почему?». Почему так получается, что, когда Скотт Питерсон сделал то, что сделал, нерождённый ребёнок считался живым человеком, так как и должно быть, однако, если бы Скотт никогда не убивал Лейси, и затем она решила сделать аборт того же самого нерождённого ребёнка, это бы считалось её правом так делать? Опять же, я не пытаюсь оправдать отвратительные и жестокие действия Скотта Питерсона – я всего лишь пытаюсь указать на то, что наше феминистское общество позволит женщинам уйти от всего. Даже от убийства.